Уже прошло лет тридцать после свадьбы)))

Ну вот оттарабанили мы с Олегом 30 лет вместе… Конечно, как у всех, было по-разному. Притирались друг к другу, воспитывали, пытались понять отношение друг друга к жизни, к семье. В чем у нас никогда не возникало споров и проблем- это в воспитании наших мальчишек. Мы рады, что мы вместе, с нами вместе наши родители, которые всегда помогали нам и в нашей совместной жизни и в воспитании детей. Сказать, что эти тридцать лет промелькнули, не могу. Они всё-таки прошли))) И так много вспоминается хорошего, что было в эти годы (наше знакомство, дружба, музыка, свадьба, дети, друзья, Иссык-Куль, «Ивушка», новые знакомства, новые друзья, «Цеппелин», отдых, яхты, лыжи, горы и ещё очень очень много всего) и мы надеемся, что много нового и интересного у нас ещё впереди…

Это интервью брала у нас Татьяна Орлова 10 лет назад. Папа прислал нам фотографию из этой статьи, а я решила сохранить тут это интервью, просто, чтобы помнить и об этом кусочке нашей жизни :) ))

Любите друг друга и будьте терпеливы и внимательны к своему любимому человеку)


Про изъятие денег, гитару и двадцать лет совместной жизни

Вы дарите на день рождения любимой женщине огромное ведро клубники? В самой серединке лета? Каждый год? А Олег Шатилов — дарит. И Галине, его жене, этот съедобный стандарт никогда не приедается.
Вместе они — двадцать лет.
— Ё–мое! — обнимает Олег Галу и смеется. — Я ее мотоциклом покорил. “Ява” у меня была — крутейший по тем временам мотоцикл.
— Не было б его, не пошла бы за тебя, — шутит обаятельная Гала и добавляет: — Это уже потом я узнала, что он и человек неплохой.
И кто же он, этот неплохой человек? Он из тех, кто стоял у истоков бишкекского рока (спасибо затертым до дыр катушкам с “Битлами”, “Назаретом” и “Роллинг Стоунз”). Сначала по подпольям, как и полагается, с товарищами “гремели”, а теперь уже его вотчину — популярный не только у молодежи клуб “Цеппелин” — никак не причислишь к подвалу. Длинные волосы, цепи, кресты в ушах и прочая атрибутика рокера, каковым себя считает и поныне, уже в прошлом (кстати, бунтарская сущность рокера в нем давала знать: однажды его даже из школы выгнали, поругался с классной руководительницей. Та решила припугнуть, а в Шатилове гордость взыграла — забрал документы — и прощай, 10 класс, здравствуй, ПТУ). Сейчас же он про себя говорит: я человек расчетливый, безрассудства бывают, но не авантюры.
— Возраст виноват?
— Ни в коем случае! — уверяет. — После сорока — ну какой это возраст (а в это воскресенье у Олега — день рождения, 43–й по счету. Поздравляем! — Авт.). Просто башка помудрее стала. Эту бы голову да в двадцать лет!
— И что бы изменилось?
— Да ничего!
Словом, одним гитаристом (и весьма сильным) в нашем городе меньше не стало бы. Хорошо!
Отличительная черта Олега (да, собственно, и Галы) — удивительная коммуникабельность и какая–то искренняя доброта. Увидеть их без улыбки было бы странно.
— У нас вся жизнь веселая, — говорит Олег. — И с людьми везло.
Поэтому не спрашивайте, что из забавного и неординарного было в их жизни — не вспомнят сразу, потому что все яркое. Сколько всяких историй случалось, когда Олег только–только купил свою “Яву” и днями и ночами катал Галу по паркам, танцам!
А познакомились они на заводе им. Ленина, в ДК (кузница наших кадров, называет его Шатилов, кого только Володя Казаков там не вырастил!). В ДК Олег руководил художественной самодеятельностью, а Галина пела в ансамбле (она и до сих пор поет, но больше на кухне, за дружескими междусобойчиками). Впрочем, тогда они только виделись. Сдружил их… автобус, в котором Олег столкнулся с девушкой по пути в училище — на джазовый концерт. Отказаться от приглашения на такое мероприятие было выше Галиных сил. Ну а потом…
— Он пришел ко мне домой — и за фоно: “В лугах цветет калина, Галина, Галина…”, — рассказывает Гала. — Этим меня и купил.
Вся жизнь Олегова вокруг музыки строится. Это сначала он на физприборах электриком работал, а потом — кабацкая жизнь, веселая (“И мне перепадало от этого, — с улыбкой говорит Галина, — ни один Новый год дома не справили”). В ресторане играл. А к “большому зрителю” попал на каком–то фестивале, годах в 80–х. Тогда с ними, с группой “Южный Крест” (самая древняя на сегодняшний момент бишкекская рок–группа), на сцене выступали и столь же легендарные “Р–18”: Шелтон, Пых, Лезник…
— Но они тогда совсем другими были, — смеется Олег. — Панки, оторвы вообще. А в то время к такой музыке и к року отношение было холодное. Даже со стороны зрителей.
— Это сейчас кого ни спросишь, все рок слушают, — подхватывает Гала.
— Может, мы с тобой только с такими общаемся? — приобнимает Олег жену.
— Раньше жены были самыми главными болельщицами, — продолжает та. — В первых рядах на всех фестивалях — они. Я всегда по ночам его ждала с работы. И теперь часто дожидаюсь возвращения из “Цеппелина”. А если засыпаю — то он снимет с меня очки, книжку с носа уберет. Или разбудит: пойдем разговаривать. Сейчас я уже могу сказать, что быть женой рок–музыканта не очень тяжело. А вот лет семь–девять назад…
— Дома не ночевал, деньги последние — и то на гитару? — интересуюсь.
— Ну деньги можно и изымать периодически, — улыбается она. — А что, у автомобилистов лучше? Гитара у Олега — вторая жена была. Теперь — “Цеппелин”. Мы иногда там и встречаемся: о, привет, как дела, как дети? (Шутят вместе.) Друзья жалуются: вот, скучно, а у нас каждый день веселье. Море знакомых, по городу не пройти с ним — все время где–то сзади ловлю.
— Цеппелиновские поклонницы, — скромничает муж. — “Это кто?”, — жена постоянно спрашивает.
— До сих пор ревнуешь?
— После двадцати лет совместной жизни! — улыбается она.
— В чем секрет наших взаимоотношений? — Олег задумывается. — Повезло!
— Ну нет, — не соглашается Галина. — Мы же тоже усилия приложили. Терпение должно быть. Но ругаться надо иногда, а то скучно. И дети помогают быть вместе. Так что из пике выходим. И родители не мешают — а это важно. Олег за двадцать лет нисколько не изменился. Мы и не виделись друг с другом только двадцать дней — самое многое. Когда он на Кумтор уезжал.
— Водителем, — поясняет муж. — Интересно было. Люблю путешествовать, что–то новое узнавать. Даже не знал, как добывается золото. Увидел. Вечерами там, конечно, скучновато, но я нисколечко не пожалел, что туда поехал.
У Олега был период, когда днем он работал водителем, ночью играл в ресторане, а в “свободное” время еще курьером развозил почту прооновскую. Не потому, что трудоголик, а жизнь заставляла. Однажды даже со своими ребятами набрался наглости и напросился к Силаеву, в бытность его мэром, в несуществующий пока мэрский оркестр. Тот загорелся идеей, но ребята — струсили: всякие юридические реквизиты, банковские счета и прочая канитель плюс ко всему потеря свободы…
— А в чем–то еще не хочешь себя попробовать? — спрашиваю.
— Нет, я не вижу для себя ничего нового…
— Ну почему же! — удивляется Галина. — Ты вот как стал заниматься “Цеппелином”, так в тебе столько нового открылось! Впервые узнала, что можешь ездить на базары и делать закуп…
— А еще горшки чинить и лампочки вкручивать, — со смехом подхватывает ее муж.
— Он у меня любит стол красиво сервировать, — продолжает нахваливать Гала.
— Только я не знаю, с какой стороны вилку положить, — улыбается Олег. — Главное, чтоб с душой.
— И салат пересолить, — добавляет опять же с улыбкой Гала.
— У вас есть свои домашние посиделки? — спрашиваю их.
— Ну разве что с друзьями, — отвечают. — У Олега их четверо, еще со школы. Так мы женами дружим теперь, детьми…
С ними Олег нет–нет да и сорвется на рыбалку. Без женщин (наконец–то шутя добавляет его супруга).
— Рыбалка — ништяк! — разгораются глаза у Шатилова. — Это не ловля рыбы, это стиль, встреча с друзьями, воспоминание молодости.
— Рыбу–то привозишь домой?
— Один раз было такое, — говорит. — Но запретили больше это делать (кому б понравилось среди ночи потрошить ее? — Т. О.). Теперь пацанам отдаю.
— У которых жены не такие ленивые, — добавляет Гала. — Нас потом позовут, на жареную рыбку…
У Шатиловых — двое сыновей. Старший, Валера, складом ума — техническим — пошел в дедушку. Выбрал себе дорожку, связанную с компьютерами и проч., и упорно идет по ней. Хотя сказать, что он вдали от музыки, тоже нельзя. Когда–то помогал отцу, был звукорежиссером. А на побывку из Питера (он студент) привез такую кучу музыки, что за год не прослушаешь. Ну а младший, Дима, пошел по стопам отца и уже вовсю и на равных (весьма достойно) играет в том же “Южном Кресте”.
— Гордость испытываешь? — говорю Олегу.
— Приятно. Все–таки не старые, раз молодежи такая музыка нравится.
В доме Шатиловых — сплошь рок (если не считать смешных “ужастиков” вроде квакающей солонки, сланцев в виде гигантских пяток, стреляющей “горчицы”…). Даже единственную женщину в семье подсадили на это дело. Она, правда, в долгу не осталась и научила кататься на лыжах (Галина входила в сборную Киргизии по лыжам). Тоже своего рода экстрим, свойственный рокеру, — та же скорость, ветер в ушах. Кстати, в
рок–клубе в углу красуется ярко–желтый мотоцикл. А еще есть качественный, очень хороший барабан, кожу на котором периодически рвут юные любители побарабанить. И когда Олегу предлагают: да купи ты им что–нибудь попроще, тот отвечает: да ладно, у нас не было, пусть хоть у этих пацанов будет хороший инструмент.
— Сейчас большинство вообще не музыканты, — дает категорическую оценку местному сообществу. — Это шпана полупьяная с гитарой. Мы к себе не всех пускаем, а только перспективных. Сначала прослушаем, присмотримся…
— А чего ты хочешь, о чем мечтаешь? — спрашиваю напоследок.
— Чтобы команд было больше. И качественных. Чтобы музыка развивалась.
Татьяна Орлова.
Фото Владимира Пирогова.    02.07.2004 «МСН»


Рубрика: Жизнь, Семья. Вы можете добавить постоянную ссылку в закладки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>